Диванное колесико

Для того, чтобы мечтать, вовсе не обязательно быть человеком.
Достаточно иметь душу.

I

Ох, уж эти раскладные диваны! Все они – с характером. Каждый – со своим, неповторимым.

Диван, с которого началась эта история, тоже был с характером. Характер у него был мягким. Слишком. Диван даже считал себя бесхарактерным. Он стеснялся этого и всячески старался скрыть свою бесхарактерность от окружающих. Что ему не удавалось по простой причине – диван не мог справиться со своим собственным Колесиком. Колесико являлось очень важной деталью очень важного механизма. Именно этот механизм позволял дивану в считанные мгновенья развернуться на полную катушку.

Колесико было жутко упрямым. То оно не желало крутиться, то поворачивалось во все стороны, кроме нужной – сами понимаете, что оно могло услышать в свой адрес. Второе колесико вело себя так, как ему и полагалось – не выкручивалось.

Думаю, Вы согласитесь со мной – ничего в мире не происходит без причины. Не стоит торопиться с осуждением такого странного поведения Колесика. Можно попробовать разобраться – в чем же дело? Нет-нет, совсем не обязательно хватать отвертку и грубо «вправлять ему мозги». Достаточно попытаться заглянуть Колесику в душу. Прислушаться, о чем оно скрипит. Или попробовать догадаться - о чем молчит.

Колесико очень любило смотреть телевизор. Колесико думало, что телевизор – это глаз. Глаз, в который видно недоступный ему мир. Мир приключений, волшебных превращений и тайн. Больше всего Колесику нравились увлекательные фильмы и программы с погонями и авторалли. У нашего героя дух захватывало от проносящихся на полной скорости автомобилей и мотоциклов! Что может быть лучше ветра? Только ветер в лицо!

Колесико не отрываясь смотрело в экран. Оно было там. Вместо этих огромных, зазнавшихся и ничего не понимающих в жизни колес. Оно тоже могло так! И даже лучше! Просто у него не было шанса. Какая несправедливость! Почему? Почему, почему?!!!

Нет, оно не капризничало, отказываясь выполнять свои прямые обязанности. Оно вовсе не было вредным и заносчивым. Оно пыталось хоть как-то обратить на себя внимание. Жаль, что безуспешно.

«Это смешно, - может заметить кто-то, - диванное колесико не может стать гоночным. Каждому – свое.» Как знать, как знать.

Жизнь – удивительна. И непредсказуема. Случалось Вам надувать воздушный шар? Вот он наполняется воздухом, превращается из бесформенной тряпочки непонятного цвета в маленькое яркое чудо. И вдруг... о, ужас! В один миг это чудо может просто-напросто лопнуть. И перед Вами – та же тряпочка. Только без будущего... Не торопитесь ставить на ней крест. Большого шара из нее уже не выйдет. Зато может получиться много маленьких. Кто знает, что лучше?

Колесико мечтало. Оно мечтало ночью, мечтало днем. В мыслях оно носилось по раскаленной Сахаре и по снегам Сибири. И по «крутым» трассам Монте Карло. Наступал вечер. Дивану приходило время превращаться в кровать, и наивное Колесико пыталось показать, как должно себя вести настоящее гоночное Колесо, не знающее страха и упрека. Оно круто разворачивалось на вираже, издавая душераздирающий визг. «Как оно выводит, это Колесико!» - с раздражением замечали вокруг. Это – в ответ на мастерство. «Выводит»... К сожалению нашего Колесика, оно выводило только окружающих из себя.

«Ну, ничего, в следующий раз получится лучше. Они поймут и оценят,» - никак не могло успокоиться Колесико. И утром, во время обратного превращения кровати в диван, неугомонное Колесико демонстрировало экстренное торможение на трассе – сдвинуть его с места было практически невозможно.

Странно, но и это не вызывало ожидаемой реакции у окружающих. Она была бурной, но несколько в другом направлении.

Колесико работало на износ. Его крепления расшатались. Оно в любой момент могло потерять все три шурупа, связывающие с диваном. Обидно, но и диван, и шурупы очень этого хотели. Диван устал от наглого поведения Колесика – ведь оно подрывало репутацию дивана как добропорядочной мебели. А шурупы – им надоела постоянная дерготня. Им хотелось спокойствия.

Однажды во время очередного маневра Колесико оказалось лежащим на полу. К радости окружающих. Никто не собирался прикручивать его обратно. Колесико безжалостно выкинули. На помойку.

«Ну, вот и все. Все позади. Позади надежды. Жизнь кончена...» - подумало Колесико.

Не стоит грустить. Все относительно. Быть может, конец – это начало.

II

Небо было молочно-белым и мало чем отличалось от потолка в комнате. Из неба сыпались снежинки, похожие на хлопья пыли.

Колесико остро ощущало свою невостребованность. Диван не давил массой. Бремя обязанностей, которое так удручало наше Колесико, исчезло. Мечты теперь казались пустыми, а существование – бессмысленным.

«И зачем только я?..» - эх, если б только можно было повернуть время вспять. Да, если бы вернуть все обратно. Колесико стало бы примерным. И с ним не было бы никому никаких хлопот. Исполнительное, и потому – незаметное. Жаль, что поздно.

Так ему казалось.

Колесико лежало в куче мусора. Рядом с огрызками яблок, яркими фантиками от конфет, разорванными бумажными пакетами от молока и кефира. Всех новых соседей нашего героя и не перечислишь – уж очень их там было много.

Публика на помойке подобралась разношерстная. Однако есть личности, которые не теряются даже в такой пестрой толпе. Разноцветные Бусики. У них поломалась застежка. Но главное – они вышли из моды. Еще вчера они нравились, ими восторгались - «какие миленькие!», а сегодня жизнь вышвырнула Бусики на обочину и забыла о них.

Странно и удивительно – Бусики это ничуть не огорчало. Со стороны их можно было принять за экстравагантную красотку на отдыхе. Да, они наслаждаются природой. На помойке. Что ж тут такого?

Кому из нас не было тяжело? Пожалуй, каждый хоть раз в своей долгой или короткой жизни испытал это гнетущее чувство одиночества. Когда тебя не видят и не слышат. Когда тебя не понимают. И никому до тебя нет никакого дела.

Кто-то замыкается в своем горе. А кто-то широко раскрывает глаза и понимает – мир существует не только внутри, но и снаружи. Он не всегда такой, каким его придумываем мы. И это здорово – придумывать всем вместе. И горе уменьшается до размеров неприятности. А неприятности – они рано или поздно заканчиваются.

Бусики заметили Колесико. Это не удивительно – не смотря на упавшее до нуля настроение, в Колесике теплилась надежда. Правда, совсем-совсем маленькая, но теплилась. Колесико боялось признаться в этом даже самому себе.

Бусики и Колесико сблизились. Это произошло благодаря счастливому стечению обстоятельств – приехала мусоросборочная машина и всех жителей дворовой помойки погрузили в нее. Какая-то неведомая сила бросила Колесико в объятия Бусиков. Оба смутились. Чтобы как-то скрыть смущение, последовали неловкие фразы. И вот уже наше Колесико без умолку тараторит о прелестях быстрой езды, об опасных поворотах, о сумасшедсших гонках, риске, славе.

Бусики внимательно слушали. Запал у Колесика быстро иссяк. Оно вспомнило о месте, где находилось в данный момент, вздохнуло и умолкло.

Бусики поняли, в чем дело. Они-то видели мир не по телевизору, осторожно заглядывая в экран из-под пыльного дивана. Благодаря своей яркой внешности они вели когда-то богемную жизнь. От-кутюр – вот это атмосфера! Свет софитов, известные лица вокруг, а они – Бусики – на шее знаменитой красавицы! Ну, конечно, интриги, происки завистников в виде этого жуткого Шарфика. Ведь это он запутал нитками застежку. Одно неловкое движение – и застежке конец. «Живи ярко! Умри молодым!» Ну уж нет. Хоть Бусикам и есть, что вспомнить, это вовсе не значит, что все у них – в прошлом. Бусики вовсе не собирались на покой. Тем более – на вечный.

«Нужно подождать. Все само собой образуется. Есть вещи, которые зависят не от нас.» Бусики были мудрыми, не смотря на свой легкомысленный вид.

Машина остановилась. Ее кузов приподнялся, и наши теперь уже друзья вместе с остальным хламом полетели в неизвестность. Неизвестность эта называлась городской свалкой.

III

Вы – за рулем. Не важно – чего: роскошной машины, троллейбуса, велосипеда. Просто – за рулем. Ну, и что же, по-Вашему, движется? Вы или все вокруг Вас? То-то же. Не так это и просто – разобраться в жизни!

Всем известное «поле чудес» - это помойка. Благодатная почва для деревьев с золотыми вместо листьев. При условии, что сажают их – дураки. Извините за грубость.

А этих самых дураков в данном месте хватает с избытком. Можно назвать их чудаками или романтиками – суть не меняется. Делаешь не так, как основная масса – это от глупости. Думаешь не так – дело принимает более серьезный оборот. А если еще при этом вздумал отстаивать свою точку зрения – ну, нет слов. Одни эмоции.

Что ищут на свалках? Нет-нет, я не имею ввиду тех, кто там живет. С ними все понятно. Что заставляет рыться в кучах мусора людей из цивилизованного мира? Мира, где и так полно замечательных вещей. Новых, функциональных, модных. Зачем им ворошить прошлое?

Они ищут там чудо. В надежде, что кто-то это чудо просто не заметил или не узнал. И выбросил. Чудо может быть обыкновенным. Утилитарным. Его можно применять в хозяйстве

Видите тот старый абажур – просто просится на реанимацию. Обтянуть скелет чем-то ультрасовременным – и вот он как живой! Знакомые замучают – «в каком салоне?», «что за дизайнер?». А Вы – таинственно улыбаетесь.

Задрапируйте облезлую раму от никому не нужной репродукции старой рваной рыболовной сетью и поставьте на окно – вот Вам и романтическая окантовка всему, что происходит каждый день на улице.

Это интересно, но немного не то.

Ходить, или даже бегать – это не скорость. Колесо не имеет ничего общего с ногой. Даже не знаю, был ли тот, кто изобрел символ движения, умным. Однако результат всем известен.

Да здравствуют безумия. И дураки. Извините за грубость.

Колесико. Несчастное, глупое, никому не нужное диванное Колесико. Ранняя весна. Тоскливый серый цвет. Какая безысходность. Нет надежды. Промозглая реальность. И мелкий снег, переходящий в мерзкий дождь.

Мир состоит не только из нытиков. Рядом – счастливчики. У них всегда все хорошо. И всегда им везет. Даже если не везет.

Весна только-только началась. И серый цвет – насколько благороден! И нет ужасных зимних холодов. И снег – не снег, а легкий моросящий дождь. И почки на деревьях – уже набухают. И в воздухе носится что-то тревожное – уже, скоро, вот-вот! Она взорвется буйством красок и сумасшествием ароматов. Она напомнит, что не умерла, а всего-навсего заснула, чтобы немного отдохнуть. Жизнь.

Оно просто лежало на огромной поверхности городской свалки. Маленькое и незаметное. Элемент затейливого орнамента из мусора.

Внезапно сноп света выхватил нашего героя из унылого состояния. Это солнце порвало ветхую холщовую рубаху из серых облаков. Сквозь дыру можно было рассмотреть истинный цвет неба. Оно было изумительно голубым.

Просто лежало. Так могло показаться непосвященным. Вовсе нет. Оно неслось. На бешенной скорости. Преодолевая препятствия. Нет-нет, не замечая препятствий на своем пути!

«Тебя не заметили. Не поняли. Это же не значит, что ты – ничтожество. Не нужно придавать слишком большого значения мнению окружающих – они могут ошибаться. Слушай себя. То, что внутри. И делай то, что считаешь нужным. Что тебе нравиться. Как правильно, не знает никто. Даже если говорит, что знает.»

Бусики. Их мудрость и оптимизм приводили Колесико в неописуемый восторг. Оно восхищалось и недоумевало – как только Бусики могут быть настолько спокойными и рассудительными? И так сильно любить жизнь?

Можно бежать, оставаясь на месте. Можно стоять – и приближаться к намеченному. А иногда стоит пойти в противоположном направлении – и достигнешь намеченной цели.

Мальчишка не был частым гостем на помойке. У него и так было много разных дел. Но иногда возникала потребность в вещах, которые можно было достать только в этом полном романтики месте. Мальчишка искал стеклянные шарики. Похожие на маленькую планету Маленького принца. С вмятинами и царапинами. Разноцветные стеклянные шарики, сквозь которые можно смотреть на свет, и... Ну, мало ли, что еще с ними можно делать. Были бы шарики – применение найдется.

Мальчишка увидел мотоцикл. Маленький мотоцикл, очень похожий на те гоночные мотоциклы, которые он не раз видел во время трансляций ралли. Да-да, та же обтекаемая форма, серебристый цвет, только в миниатюре.

Схватив мотоцикл и поднеся его к глазам, Мальчишка обнаружил, что это – всего-навсего Колесико. Маленькое диванное Колесико. Повода для огорчения не было. Кто сказал, что диванное Колесико не может быть мотоциклом? Ну, или гоночным колесом? А если даже кто-то и сказал – это его личное мнение. Ошибочное.

IV

Колесико стало гоночным. Оно выигрывало и выигрывало. Во всех ралли. И тех, что происходили в школьных коридорах во время перемен, и тех, которые устраивались во дворе после уроков. Оно стало предметом зависти приятелей Мальчишки. Их мотоциклы были куплены в магазине, они были сделаны специально для таких гонок – а тут какое-то диванное Колесико!

На этом, пожалуй, можно и закончить. Хотя... Однажды, после очередной победы наше Колесико заметило на шее одной из наблюдавшей за гонками девочек что-то очень знакомое. Бусики!!! Да-да, это были те самые Бусики!

Мальчишка оказался настоящим мужчиной, для которого починить застежку – пара пустяков.

Ghenya Fitch